Эффект пружины. Что происходит с гривной? — финансист

В нашем маленьком городке снова переполох. Гривна растет. Курс уже перевалил за 26,0 и иногда доходит до 25,5. И снова почти паника, и снова теории заговора. То гривню под выборы укрепляют, то это все заговор Сороса, который хочет взять под контроль украинскую экономику. А кто-то уже приготовился покупать доллар по 8,0. Но все как всегда проще.

Гривна действительно укрепляется. И делает это даже чуть более резко, чем происходило сезонное укрепление национальной валюты последние три года. Но все равно мы видим тот же сезонный тренд, что и три года подряд.

Гривна, начиная с февраля, укрепляется, и это продолжится до середины-конца лета. В этом году тренд усиливается благодаря крайне благоприятной ситуации для национальной валюты. С одной стороны, с начала года в номинированные в гривну ОВГЗ зашло уже порядка 2 млрд долларов от иностранцев. Их очень давно не было на внутреннем рынке и возвращение к нормальной ситуации, когда иностранцы покупают номинированный в гривне долг, поддерживает национальную валюту.

С другой стороны, рост цен на сырьевые товары, которые традиционно экспортирует Украина. Шутка ли, цены на руду за год выросли почти вдвое, прекрасно себя чувствует кукуруза и пшеница. А цена на газ, наоборот, падает. И сейчас цена на европейских биржах составляет около $140. Все это поддерживает гривню и усиливает сезонные тенденции по укреплению национальной валюты. Но не меняет тренды, пока что, а лишь усиливает их.

Из общего тренда выбивается скачок, который мы увидели месяц назад. Который, к тому же, сделал еще и текущее укрепление на вид более радикальным и резким. Если помните, в начале июня национальная валюта скакнула к 27,0 за доллар. Причина — интервью Коломойского в Financial Times, где он активно ратовал за дефолт. Многих такое интервью напугало, и, как результат, гривна начала падать. Но ситуация так и осталась локальной. Мы увидели очень хорошую коммуникацию со стороны украинской власти — удивительно, но да. Президент впервые открыто оппонировал Коломойскому, правительство сделало совместный конференц-звонок с МВФ, на котором инвесторов заверили, что опция дефолта даже не рассматривается. В результате рынки быстро успокоились.

Более того, получился даже эффект пружины, когда полученный от позитивных заверений импульс привел как к росту стоимости украинских активов до уровня выше, чем было до выхода на арену Коломойского, так и к более сильному укреплению гривны.

Что будет дальше? Осень пока никто не отменял. А значит сезонные факторы, которые всегда давили на гривну, проявят себя и в этом году. А значит сезонность, пусть и сглаженная, снова должна проявить себя, оказав давление на курс гривны. Другое дело, что активность иностранцев заставляет макроэкономистов пересматривать прогнозы курса гривны на конец года и уже никто (из вменяемых людей) не говорит о курсе около 30 гривен за доллар. Скорее мы увидим гривню в диапазоне 27−28, что ознаменует собой второй год подряд укрепления национальной валюты. И важно понимать, что чем больше мы говорим о сезонности, тем больше людей будут пытаться на ней заработать, а значит со временем она должна фактически исчезнуть. Конечно, при условии, что финансовые рынки продолжат свое развитие.

Но во всем этом есть слишком много «если» — по крайне мере, пока что. Трудно предсказать, какой именно будет активность иностранцев. Минфин потихоньку снижает ставки по гривневому долгу и вопрос, снизит ли это в перспективе интерес иностранцев к покупкам. Потенциально в мире сейчас есть много свободных миллиардов долларов, которых может привлечь украинская гривна, и где сочетаются валютная стабильность, высокие ставки и хорошая макроэкономическая ситуация. Но это работает только при условии, что сохранится крайне позитивное настроение на мировых рынках, которое уже сейчас напоминает период 2006—2007 годов, когда в поисках «чего бы еще купить» инвесторы и спекулянты заходили в самые отдаленные уголки мира. Сейчас трудно сказать, зайдет ли во втором полугодии в Украину 1 млрд долларов от иностранцев или 2 млрд долларов. Или вообще ничего. И это является основным фактором неопределенности при прогнозировании динамики курса.

И да, надо понимать, что фундаментом валютной стабильности по-прежнему остается сотрудничество с МВФ. Не будет сотрудничества — все иностранцы моментально отправятся на выход.

Кстати, про иностранцев. Многие радетели за аутентичную экономику видят в этом страшные знамения. Как так, приходят злые спекулянты, доят бедных украинцев. Но суть в том, что присутствие иностранцев на внутреннем рынке — это нормально. Для любой страны мира. Они должны быть здесь. И ненормальным был долгий период, когда иностранного капитала не было в Украине.

Поэтому, во многом, динамика курса будет зависеть от нового формата правительства. И если результаты выборов более-менее предсказуемы, то вот что будет дальше сказать тяжело. Мы можем получить технократическое правительство, которое будет в состоянии не только договорится с МВФ, но и значительно ускорить реформы. А это может привести к такому притоку капитала, что о сезонности надо будет забыть быстрее. А можем получить «политическое» правительство и стандартное для Украины болото. Более того, можем получить третий вариант — «правительство Коломойского», и тогда надо будет забыть о сотрудничестве с МВФ. А как результат — и о стабильном курсе валют. И предсказать сейчас, какой формат правительства мы увидим уже в сентябре, совершенно невозможно.

Сергей Фурса

Поделиться этой статьей

Запись <strong>Эффект пружины. Что происходит с гривной? — финансист</strong> впервые появилась .

Leave a comment

Connect with: